«Собачья это тема»: когда в Кемерове появится питомник для бездомных животных?

Перепечатка ОТСЮДА

Эта история началась чуть больше года назад (на самом деле, правда, гораздо раньше, но для простоты будем считать, что именно тогда). Речь идет о кемеровском приюте для бездомных животных, располагается который на самых задворках – аккурат рядом с городской свалкой. Собственно, полноценным приютом назвать это было трудно и в лучшие его годы – так, некий пятачок на территории кемеровского «Спецавтохозяйства». Впрочем, еще полтора года назад количество «постояльцев» достигало там количества в несколько сотен.

«Великий раскол» кемеровских защитников животных.

Так было до начала 2013 года. Потом же все завертелось в каком-то недобром круговороте. А все потому, что городское общество защиты бездомных животных, чьи волонтеры и являлись «движущей силой» для существования приюта, раскололось. Почему так произошло – вопрос отдельный: причины чудовищно запутаны, и личные амбиции кое-какие там примешались, и упреки в плохом ведении финансовых дел (вплоть до прямых обвинений в воровстве, доказательств чего, впрочем, не сыскалось), и много чего еще. Но «на выходе» получилось то, что получилось – руководство общества де-факто сложило с себя ответственность за содержание приюта. По меньшей мере, до тех пор, пока приютом «верховодит» Людмила Василюк – человек известный всем, кто хотя бы чуть-чуть соприкасался с темой бездомных животных в Кемерове.

Автор этих строк с Людмилой Никандровной общался, и не раз – в те времена, когда она руководила приютом, и никакие дрязги внутри общества защитников животных наружу еще не прорывались. Скажу сразу, что все там было видно невооруженным глазом – никакого «профита» от своего руководства Василюк не получала. Все, что там прилагалось, к этой самой должности: работа 24 часа в сутки, бесконечная усталость и озабоченность. Так притворяться нельзя – ну, или это надо быть великой актрисой. Только вот сильно сомневаюсь, что было у Людмилы Никандровны время для развития каких-нибудь там актерских талантов…

В общем, с весны 2013 года в приюте сменилось и руководство, и обслуживающий персонал. Это я все условно говорю – в смысле про «руководство» и все прочее. А все потому, что формальный статус приюта не был определен совершенно – вплоть до того, что никакого приюта юридически и вовсе не существовало, а собачки с кошечками жили на территории «Спецавтохозяйства» исключительно из милости муниципалитета.

Между тем, как рассказали сотрудники Кемеровской городской станции по борьбе с болезнями животных, к моменту «смены власти» в приюте вопросы по поводу содержания тамошних постояльцев, увы, поднакопились. В том смысле, что, по мнению ветеринаров, царила там вопиющая антисанитария и после каждой проверки об этом делались соответствующие предписания. Но «команда» Людмилы Василюк вроде бы ничего из требований не выполняла, что во многом и стало причиной радикальных преобразований в приюте.

Сказка и быль о новом питомнике.

Как вы, наверное, уже поняли, решался вопрос по приюту вовсе даже не как междусобойчик на уровне защитников бездомных животных, а на куда более высоком уровне. В кабинетах городских властей. В горадминистрации и было принято решение – приют нуждается в реформах. Итак, для начала, Людмила Василюк территорию «Спецавтохозяйства» вынуждена была покинуть. А из самого приюта начался вывоз питомцев – по городу начали ходить панические слухи, что всех кошек и собак попросту усыпят как «антисанитарных». К счастью, слухи не подтвердились (во всяком случае, четких и документальных свидетельств этого нет), но количество «постояльцев» изрядно уменьшилось.

Куда они девались – это вопрос отдельный, и мы к нему еще вернемся. А пока – о планах, торжественно озвученных в начале 2013-го представителями городской администрации. Итак, было громогласно объявлено о начале строительства уже не приюта, но целого питомника для бездомных животных. Его здание располагается буквально в нескольких десятках метров от все того же «Спецавтохозяйства» — вполне себе добротный (но при этом недостроенный) корпус плюс несколько десятков стоящих рядом вольеров. Рассчитан же питомник на одновременное содержание аж 500 собак и 100 кошек – причем, куда более комфортное, нежели в тесном и (чего уж греха таить) грязном приюте. Впрочем, по словам Людмилы Василюк, город выделял на содержание приюта всего чуть больше 30 тысяч рублей – не особо-то разгуляешься. Что же касается питомника, то там работникам должны были довольно прилично платить – так, опять же, обещали в горадминистрации.

Главным же обещанием ранней весной прошлого года было то, что первая «очередь» питомника начнет функционировать уже в сентябре. И туда, стало быть, переедут те собачки (кошечек разобрали быстро), которые останутся жить в старом приюте. Ну, и пополняться он, естественно, будет – за счет новых «квартирантов», уже прямиком с улицы. Правда, сразу же была сделана очень важная оговорка – работа питомника во многом станет зависимой от частных пожертвований. А нынешний вице-мэр Роман Однорал (тогда занимавший пост начальника городского управления дорожного хозяйства и благоустройства) высказался в том смысле, что говорить-то о защите бездомных зверушек все горазды, а вот, когда дело доходит до необходимости реально помочь – здесь и начинается «затык». То есть, все сразу замолкают, никаких конкретных предложений не высказывают, да и деньги тоже жертвуют скупо.

«Мы надеемся только на собственные силы»

Итак, все эти раздоры и разговоры имели место уже около года назад. Соответственно, питомник (как минимум, та самая «первая очередь») должен работать уже где-то с полгода. Однако сказка так былью и не стала — «по факту» никакого питомника в Кемерове так и не появилось. Более того, даже и строительство на объекте не ведется – воз и ныне там, стоит себе недостроенное здание и пустые вольеры рядышком.

— Задумано-то все было хорошо и грамотно, — говорит Светлана Жилина, председатель городского Общества защиты животных. – Но оказалось, что дело с мертвой точки так и не сдвинулось. Насколько мне известно, сейчас никакие работы там не ведутся и даже более того – то, что уже построено, начинает разрушаться.

Светлана представляет ту часть городских защитников животных, которая изначально была за Людмилу Василюк. Сейчас эти люди поддерживают работу приюта «Верный», руководителем которого является Людмила Никандровна. Живут там частично те самые «эвакуанты» с территории «Спецавтохозяйства», да и от вновь поступивших отбою нет.

Новый приют расположен на окраине Кемерова, на территории коровника, хозяин сдает помещение в аренду. И, вполне возможно, в скором времени «Верному» со всеми его обитателями придется переехать в другое место – если арендная плата станет совсем уж «неподъемной», а активисты найдут помещение получше. Поиски вроде бы идут…

Так или иначе, но все это произойдет в любом случае в частном порядке – ведь именно на пожертвования всех, «кому сколько не жалко» приют и существует. Помощи же от городской администрации, как не устает подчеркивать Светлана Жилина, они не получают никакой – да и получать не собираются.

— В какой-то момент мы поняли, что это попросту бесполезно, — рассказывает Светлана. – К чему все эти бесконечные хождения по инстанциям, разговоры и все прочее? Нет, мы ни с кем, боже упаси, не хотим ссориться, но надеемся теперь лишь на собственные силы.

Мой комментарий (Светлана Жилина): вот в ЭТОТ момент произошло «прозрение» — мы нафик никому в городской мэрии не нужны! Ни наши силы, ни наша инициатива, ни то, что мы — горстка добровольцев, решаем вопрос ГОРОДСКОГО МАСШТАБА! Цитата: Управление благоустройства кошками, голубями и прочей живностью не занимается. Не будем мы заниматься ни кошечками, ни сусликами никакими. Автор сказанного — Лариса Николаевна Логунова, начальник управления дорожного хозяйства и благоустройства г. Кемерова.

В ведении Общества защиты животных (того самого, которое, не устаем повторять, стоит горой за Людмилу Василюк и уже официально получило регистрацию) находятся еще два мини-приюта, а также довольно-таки многочисленные «передержки». Это, если кто не в курсе, такая система, когда люди некоторое время держат животных у себя дома – и передают дальше, «по инстанции». Например, на следующую «передержку». Или, в идеале, в те самые постоянные «хорошие руки»…

Вообще, говорит Светлана Жилина, за такими «передержками» будущее. Это, опять-таки, в идеале, поскольку проблематично найти такое количество добросердечных горожан, согласных хотя бы какое-то время возиться с не имеющими своего угла животными. Да ведь и не просто же о предоставлении того самого угла тут речь идет – собак и кошек надо лечить, откармливать, «социализировать». Это требует немалого терпения, да и денег тоже. Скажем, содержание тех самых двух мини-приютов обходится в 60 тысяч за месяц – причем, сумма это, разумеется, самая что ни на есть «стартовая».

Словом, упирается всё… да во что только не упирается! Между тем, бездомных животных в областном центре точно меньше не стало. Как говорят защитники этих самых животных, чем дальше, тем больше ширится по городу поганенькая «традиция» — переезжают куда-нибудь люди, а собаку или кошку перевозить по некой причине неохота. Вот и бросают — «за ненадобностью». Скажем, расселили барак в Рудничном районе – и сразу «бесхозными» остались несколько собак и кошек. И таких случаев хватает – в лучшем случае, животные попадают в один из приютов. Ну а в худшем – прямиком на улицу, где следы их порой безнадежно теряются…

Эхо якутского кошмара.

Жалко собак, но жалко иной раз и людей – чего там греха таить, далеко не все из нас в восторге от тех же шныряющих по улицам и дворам (автор сам на городской окраине живет и знает, о чем говорит) собак, сбивающихся в стаи. Нет, ребята, никто никого отстреливать не призывает – если это и выход из положения, то такой радикальный, что к чертям его, положим, и именно к собачьим. Но (вечный вопрос, да) чего-то же надо делать! Пока не случилось у нас чего-нибудь наподобие недавнего якутского кошмара с девятилетней девочкой, растерзанной бродячими псами.

Да ладно там относительно далекая Якутия! Вон, в соседнем и нашем же Новокузнецке случился кошмар несколько уже другого рода – некие совершенно, конечно же, неустановленные живодеры расправились с собакой, что и было зафиксировано на видео одним из горожан. Сразу оговоримся, что история там мутная, а виновников расправы (если это расправа была – есть и другие версии) сыщут вряд ли. Зато ясно, что ситуация с бродячими животными в южной столице Кузбасса аховая – что и подтвердил, в частности, член тамошнего общества «Кот и Пес» Евгений Ильченко. И причина, в общем, такая же, что и везде – зверушек бросают на произвол судьбы, большинству граждан на все плевать, а проблема-то сама не исчезнет.

Или вот еще случай – произошел он в Топках, в самом конце февраля. Там прошла самая настоящая «зачистка» бродячих собак – их расстреливали из ружей. При этом «под раздачу» попали и вполне себе хозяйские собачки, которых убили прямо на глазах у хозяев – известно, как минимум, о двух таких инцидентах. И хорошо еще, что защитники животных сразу же подняли шум, да и журналисты (как себя не похвалить, да!) вовремя среагировали. В итоге, конфликт с хозяевами погибших собак был разрешен, что называется, полюбовно – перед ними, как минимум, хорошо так извинились. Причем, извинялись вроде бы неназванные представители местных властей – косвенно признав тем самым, что догхантеры действовали не «самостийно», а по указке сверху…

Приют муниципальный, образцово-показательный.

И не сказать ведь, что власти городов ничего не понимают и понимать не хотят, но… но лишних денег в казне нет, а именно в средства все и упирается – Америку мы тут явно не открываем. Тот же кемеровский питомник, проанонсированный, но так и не достроенный – именно на отсутствии финансирования в горадминистрации ныне и ссылаются. Мол, мы бы и рады, но деньги-то откуда возьмем? И опять же возвращаются к разговорам годичной давности – об отсутствии у горожан реального интереса к проблемам бездомных животных. Проще говоря, ратовать за собачек-кошечек все в соцсетях горазды, ну а спонсорская помощь где?

— На просьбы дирекции питомника, а также администрации города, озвученные в СМИ, об оказании такой помощи, реакции от предпринимателей, организаций, а также от жителей города не последовало, — сообщила Лариса Логунова, преемник Романа Однорала на посту начальника кемеровского управления дорожного хозяйства и благоустройства.

Городские активисты общества защиты животных, понятное дело, с упреками в равнодушии не согласятся. Но это тема такая, граждане, что если начинаешь ею заниматься, то быстро понимаешь – у каждого здесь своя правда. И какая из них самая «правдивая» — поди разберись. Тем более, что все тут моментально начинают нервничать, заводятся с пол-оборота – тема-то «собачья»…

Между тем, существует по сей день и приют на территории «Спецавтохозяйства» — переезда в новый питомник так и не произошло, что поделаешь. Ухаживают за тамошними жильцами, в том числе, те активисты, что после «великого раскола» уже не контактируют с Людмилой Василюк. Вот только с их представителями разговора, увы, не получилось – оборвался он очень быстро, показалось на другом конце трубки, что журналист как-то не так вопросы задает. Или какие-то не такие. Действительно, «расскажите, пожалуйста, как обстоят дела в приюте?» — ну что за вопрос бестактный, в самом-то деле…

Что ж, мы люди негордые – съездили сами да и посмотрели все своими глазами. Оказалось, что нынешний приют в «Спецавтохозяйстве» — это несколько вольеров с собаками да одна комнатка с кошками. Первых около пятидесяти, вторых – девять. Не так уж, прямо скажем, и много для города-полумиллионника, а ведь это единственный наш муниципальный приют, второго нет. Впрочем, по уверениям местных работников, никакого перенаселения тут нет, да и не предвидится.

— Их ведь и забирают тоже довольно часто, — говорит девушка по имени Ольга, которая за местной собачье-кошачьей братией и ухаживает. – Так примерно получается, что сколько собак в неделю привозят, столько и увозят. Вот и выходит, что здесь всегда их одинаковое количество.

«Забирают» — это, ясное дело, речь о тех, кому посчастливится найти новых хозяев. Ну а тем, кому пока еще нет, в приюте и предстоит жить – благо (честное слово!) условия там сейчас вполне приемлемые. То есть и вполне просторно, и еды хватает (тут особенно «постояльцам»-кошакам везет, судя по их круглым бокам). И на здоровье тоже никто не жалуется – перед принятием в приют все животные проходят ветеринарную проверку, да и потом врача при случае всегда вызвать можно.

Вообще, приют в «Спецавтохозяйстве» действительно приятно удивил – возможно, потому что изначально ожидалось увидеть худшее. Правда, немного портит тамошнюю благостную картину то, что стоящий рядышком питомник (точнее, то, что питомником когда-нибудь станет) и впрямь находится в таком себе «подвисшем» состоянии. Да, остов здания, да, вольеры, но все это пусто – лишь в комнатушке наверху живет сторож, охраняет территорию от захожих бомжей. И, естественно, никаких ранее заявленных «500 собак и 100 кошек».

— Ну, что тут сказать – все упирается в деньги, — рассказывает Александр Озеров, человек, курирующий ныне приют (а заодно и питомник) в «Спецавтохозяйстве». – Очень жалко, что все это простаивает – но пока ничего не поделаешь. Финансирования нет, нет и никакой возможности продолжать строительство. Так что пока животные здесь будут жить – не бросишь же их на произвол судьбы?

Понятно, что не бросишь – кто же тут спорит? Так же, как понятно и то, что 60 бездомных животных для Кемерова точно не предел – функционируй питомник, так наверняка под завязку был бы забит, да и на долю частных приютов и передержек хватало бы и «постояльцев», и работы. И все были бы довольны, и не ссорились, а городские власти и все-все активисты, забыв взаимные упреки и обиды сотрудничали бы рука об руку… Но это уже какие-то прекраснодушные мечты пошли, до осуществления которых куда как далеко. А пока… Ну что пока? Тема остается на повестке дня. Собачья тема. Во всех смыслах. И кошачья тоже…)

А больше фотографий из жизни бездомных животных можно посмотреть здесь.

Журналист: Василий Королёв

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

«Собачья это тема»: когда в Кемерове появится питомник для бездомных животных?: Один комментарий

  1. Ещё можно упоминуть, что в муниципальный питомник собаки от населения не принимаются: ни здоровые, ни маленькие, ни, тем более, травма. А деньги на их содержание отпускаются те же, что раньше на «сотни» животных Людмилы Василюк. «Поставщиком» постояльцев этого питомника является САХ, оставляя в живых, соответственно, самых молодых, здоровых, которых можно без дополнительных затрат (на то же лечение) подержать и быстро пристроить.
    А кошки принимаются от всех желающих (вероятно в силу того, что САХ ими не занимается вовсе), но только за деньги. Если Вы пожалели кошку и решили разместить её в муниципальном питомнике, вы должны будите привести её в порядок, стерилизовать, привезти и платить ещё 1200 в месяц за её содержание. Т.е. туда попадают только «благополучные животные». Поэтому они и выглядят здоровыми, с «круглыми боками». А со всеми поломанными, сбитыми, травленными и покалеченными всё так же приходиться заниматься той же Людмиле Василюк и «Обществу защиты животных». Поэтому не удивительно, что население больше помогает им, а не чиновникам, строящим нужный объект, но не рассчитавшим свои силы и упрекающим теперь население, что оно не взвалило очередную стройку на свои плечи. «Общество защиты животных» предлагало передать им в аренду недостроенные помещения, их реально было приспособить уже в существующем виде под содержание животных. Но получили от администрации отказ. Что называется «ни себе ни людям…» Вернее — «ни собакам…» Раиса Старикова

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *